otrdiena, 2012. gada 7. februāris

Российская весна. Откажется ли новая Россия от жлобства и палестнинизаторства?

Итак, если предположить, что движущая сила перемен в России вовсе не столь либеральна, какой ее рисуют лидеры российской либеральной оппозиции, то будет ли новая, пост-путинская Россия демократичнее, миролюбивее, гуманнее, цивилизованнее нынешней?

Будет ли новая, пост-путинская Россия продолжать дружить с крокодилами и отребьем всей планеты – корейскими Кимами, венесуэльским Чавесом, иранскими аятоллами и всевозможными каддафи и асадами, по которым в их собственных странах плачет виселица, а в Гааге пожизненное заключение?

Будет ли новая, пост-путинская Россия продолжать «палестинизацию» этнических русских в Латвии и Эстонии, прикармливание разнообразных провокаторов и политических проходимцев, которыми пучит русские политические группировки и масс-медиа в Балтийских странах?

Это – два взаимосвязанных вопроса, характеризующих и отношение России к Западу, как цивилизации и главному полюсу силы в мире, и средний уровень гуманизма российского общества.

Жлобство
Да, поддержка сирийского мясника Асада и продолжение поставок оружия массового подавления гражданских волнений, то есть элементарной стрельбы по толпе, происходит, как единодушно отмечают все наблюдатели, в пику позиции Запада. Конечно, у Кремля нет ничего личного против тысяч граждан несчастной Сирии, которой диктатор-маньяк пускает кишки наружу. Вполне возможно, Путин считает, что жлобским ветированием резолюций Совета Безопасности ООН он играет тонкую дипломатическую игру с Западом. С другой стороны Путин, Кремль, режим, хоть и упиваются своим безнаказанным жлобством, не могут не видеть, что их капризы дают убийце возможность топить в крови свою страну. Конечно, они это видят. Просто они не считают это важным. "Игра" с Западом, сделать Западу козью морду и не получить по рогам - куда важнее. Это и есть вполне доброкачественный замер уровня гуманизма в крови российского руководства.

Палестинизаторство
С русскими в Латвии и Эстонии ровно то же самое. С той лишь разницей, что Балтийские страны "провинились" не столько в рамках противостояния с Западом, сколько в том, что никак не торопятся участвовать в имперских евразийских инициативах. Балтийские русские (те, кто сам того пожелал, разумеется; "палестинизация" - дело добровольное) стали заложниками державнических капризов еще до прихода Путина, что само по себе значит, что второ-, третьестепенность гуманистических соображений в кремлевских политических конструктах жила и раньше, жила там всегда.

Дело, конечно, не в защите чьих-то прав, не в восстановлении чьего-то попранного человеческого достоинства, дело не в чьей-то жизни, дело - в прожектах. О каком восстановлении чьего бы то ни было человеческого достоинства и о каких попранных правах может говорить страна, где перекрываются важнейшие городские путепроводы на несколько часов, чтобы "пропустить" кортеж очередного медвепута, где тысячи людей подвергаются пыткам в полиции, в тюрьмах и в армии, где люди умирают от избиений и неоказания мединской помощи в предварительном заключении, где пьяные полицейские расстреливают покупателей в супермаркетах и насилуют своих жертв полицейскими дубинками, где по захваченной террористами школе в Беслане стреляют из танков, а заложников "Нордоста" травят ядовитым газом... Продолжать?

Русские в Балтийских странах - это как заспиртованный уродец в кунсткамере, которого удобно время от времени доставать, чтобы продемонстрировать мировой общественности свой железный аргумент. Однако ж не бывает худа без добра - "аргумент", если того захочет, может сам себе вычеркнуть из списка жертв. Как я уже упоминал, "палестинизация" - дело добровольное. Не хочешь, не уродуйся. Слава богу, русские в Балтийских странах не стали внешнеполитическим Бесланом. И надеюсь, что не станут, несмотря на новые призывы - Линдермана и Ушакова - к новой волне "палестинизации", которую кто-то, кажется, уже называет русским пробуждением.

Новые российские лидеры
Нравственные компромиссы путинского десятилетия понемногу распечатали табу на массовый шовинизм. Россия вот уже несколько лет кидает «зиги» в русских маршах. Там шлифуются и новые харизматики. Например, Навальный.

Его пример очень интересен с точки зрения того, каким чертам своего лидера ведомые готовы отдать предпочтение. Навальный сделал себе имя прежде всего своей гражданской деятельностью по выявлению коррупционных сделок. На мой неискушенный взгляд, это ему должно было стоить большого мужества и титанических усилий как творческих, так и организационных. Именно за этим занятием его заметила и «вывела в топ» либеральная общественность. Однако уже совсем скоро эта сторона личности Навального показалась чересчур техничной. И те же либеральные журналисты и обозреватели стали провоцировать Навального на националистические откровения.

Так Навальный из вполне состоявшегося борца с государственной коррупцией и беззаконием стал националистом. Эта сторона восходящего лидера оказывается куда более конкурентоспособной с точки зрения некремлевского медийного мира, а вслед за ним и более-менее либерального общественного мнения в современной России.

Говоря это, я вовсе не утверждаю, что Навальный действительно националист (лично для себя я не так и не услышал сколь-нибудь веских доводов в пользу этого суждения), таков вывод, который я, как сторонний наблюдатель, делаю: медийная кампания вокруг Навального на некремлевских медиа эпатирует публику именно националистической - реальной или надуманной - составляющей его имиджа.

Лидеры-националисты, шовинисты и анти-западники, похоже, имеют больше шансов на победу в конкурсе популярности, а в дальнейшем и на выборах, – больше, чем либералы. Либералы пока берут интеллектом и свежестью восприятия. Либералы вполне органичны в противостоянии с путинскими клептократами. Но как только в националистической среде появятся свои харизматические интеллектуалы, либералы не смогут удержать позиции. Вполне возможно, что такими харизматическими интеллектуалами в националистической среде станут либералы-перебежчики.

Гуманизм?
Похоже, на предмет гуманности в новой России мало что изменится. Велика вероятность того, что новая, пост-путинская Россия не оставит в покое Балтийские страны и балтийских русских и продолжит кормить тех, кто поддерживает этническую разобщенность в балтийских обществах. Да и в остальном мире Россия, скорее всего, не откажется от ставших привычными жлобских капризов и хамства в попытках восстановления утраченного статуса великой державы.

Для самой России это означает, что практически ничего не изменится и в ключевых моментах российской внутренней политики. У страны с негуманной, основанной на имперской ностальгии внешней политикой не может быть гуманной внутренней. Внутренний человеческий ресурс имперского режима – будь он малоимущий «колбасник» или поднявшийся феодальный рентоед / «средний класс» – имеет своим главным предназначением быть посланным в распыл.

Либо феодализм, либо гуманность
Противоречие налицо. Противоречие между гражданским посылом анти-путинских протестов и феодальностью происхождения имущественного состояния граждан – между требованием большего уважения к своему гражданскому достоинству, естественным для роста массового благосостояния, и негуманностью российского имперско-шовинистического мейнстрима.

Это противоречие, неравновесие между миром, требующим большей справедливости, умеренности и гуманности, и представлениями о мире, как о чем-то манипулируемом и живущем по принципу «боится, значит, уважает», – будет неизбежно решаться, сглаживаться. Либо уходом от человеческого достоинства и дрейфованием в сторону нового путинизма. Либо утверждением человеческого достоинства, то есть осознанным принятием гуманизма. 

Никуда не уйти от этой дилеммы. И нынешняя поздне-путинская Россия, кажется, стоит как никогда раньше далеко от готовности сделать выбор.

Nav komentāru:

Ierakstīt komentāru

Visas vecās dziesmas / Stuff