pirmdiena, 2012. gada 5. marts

Путин и дебильная девочка. Русские еще не определились

После лет наблюдения за Россией (и Латвией) с высоты птичьего полета в безвоздушном пространстве, когда, кажется, сама история открывает тебе свои карты, оказаться и заблудиться в трех соснах – шок. Такой шок я испытываю каждый раз, когда мне представляется шанс поделиться своим тайным знанием с сочеловеками, когда оказываюсь в пространстве, воздухом вполне наполненным. Ведь в блоге многого не объяснишь. Хотя, кажется, для того и завел.

Вот очередная украденная «победа». Путин, аааа, ээээ, ыыыы – Яааа! Вааам! Абищаааал! И мыыы! Пабидииилииии!!! Ну-ну. Кого? Риторический вопрос, конечно. Здравый смысл, шанс на нормальное развитие, граждан, гражданское сознание, Россию.

Можно спорить, плакал этот победитель на Манежной от нахлынувшей нежности к себе, к только что изнасилованной стране, изнасилованной массе этих гавриков, привезенных из сотни изнасилованных мухосрансков, или там от ветра… Я вот думаю, крокодилы не плачут. Слезы у них крокодиловы. От счастья, от удовольствия от оприходования жертвы.

Россия – вона, живучая. Приходовать и приходовать. А она все ыыы да ыыы, как дебильная девочка. Нехорошая картинка, нехорошие ассоциации. Какие исходные данные, такие и картинки.

Так вот, это и есть мое тайное знание. Россия, как изнасилованная дебильная девочка в порванном, измаранном платьишке, вся в соплях, крови и, простите, говне, ползет к каким-то переменам.

А вот что это за перемены, будут ли их движущей силой путинские бенефициары – как еще не так давно казалось, да нет, реально было! – или все же надо ждать египетских сценариев с непосредственным участием этих ликующих гавриков, которые сегодня бандерложат вокруг Путина, а завтра будут жечь чужие машины и таджикские ларьки, – вот этого мне история еще не нашептала.

Катализирует ли Путин перемены? Несомненно. Русские обозреватели отмечали рост протестного энтузиазма после его телевизионного хамства. Прямое следствие. Косноязычие и безмозглость корявой едросовской контрпропаганды, откровеннейшая хрень, которую несли едросовцы на «Эхе», «Свободе», «Финаме», не могли не тронуть. Лучшего противоядия на путинский шарм просто не найти.

Очевидное желание все оставить без изменений, воровство, беззаконие, бесправие низших чинов и вседозволенность для более высоких в сословной России, – не может не катализировать перемены. И, наверно, правы те, кто считает, что их темп, который до сих пор дух не захватывал и скорее навевал скорбные думы о долготерпении, тыры-пыры, – темп будет нарастать.

Очевидные на первый взгляд вещи, оказывается, могут вовсе не и не оказаться основой для столько же очевидных и логичных выводов. Я возвращаюсь к трем соснам. Это из моего личного общения с людьми, мне близкими и, в отличие от меня, лично погруженными в российскую кашу. Без имен и адресов.

Оказывается, ответом на клептократическую вакханалию, которую устроил своей стране узурпатор, на беззаконие, на это серийное изнасилование одной и той же бессловесной жертвы, является Сталин. Про воровство и беззаконие все понимаем. А лекарем жертве изнасилования, почему-то, хотели бы видеть маньяка с тесаком в руке. Вот уж вылечит.

На мой-то взгляд, лекарством от беззакония является законность, а от воровства – тюрьма. Лекарством от неинформированности является информированность, от незнания – знание, от лжи и полуправды в СМИ – свобода слова и профессиональная этика. Так, глядишь, и отсутствие реальных конкурентов Путина на выборах развеется как дурной запах.

Интересно, что когда собеседник мечтательно вздыхает о Сталине в разговоре о беззакониях, обязательно вдогонку вздоху летит сентенция об особости русского пути, русского характера, русского того и русского сего. Русский, мол, вот такой дебильной девочкой уродился, урод. И чтоб его, русского, никто, того, ну, не отымел, – его, русского, лучше просто посадить на цепь, в тюрьму, лагерь или, еще лучше, сразу на кол.

А на мой досужий взгляд, так это просто русофобия. На что мне было, кстати, сказано, что в общем-то вполне себе и русофобия. А кто ж сейчас русских любит? Помидоры, и те любят чаще. Тут я мог бы прямиком отправиться к своему давнему тексту «И пусть русофоб подавится своей русофобией», что в принципе не так глупо. Я перечитал, мне понравилось, неплохой текст, между прочим. Только вот, похоже, я и в своей критике русофобии противопоставляю себя русскому мэйнстриму. Русские предпочитают отождествлять Россию с ее насильником, с вором, с убийцей, с маньяками, с кремлевскими тараканами, с режимом, – и ненавидеть вот такую свою страну и себя в ней.

На мой взгляд, русские еще не определились со своим будущим. До сих пор им казалось, что главное – не быть как все. Города должны быть неудобны для жизни, страна должна быть непомерна, уродлива, неухожена, необжита, отношения между людьми – невыносимыми, человеческая жизнь – ничего не стоить, помыслы – как нагадить ближнему, государственное устройство – все что угодно, только не как у людей, и чтоб покондовей, чтоб служба медом не казалась. Почему-то.

Заставит ли «уходящая натура» путинской клептократии русских определиться с выбором? Выступит ли Путин катализатором этого выбора? Надеюсь. Надеюсь, что исходя от противного, русские захотят вылечить беззаконие законностью и бесчеловечность гуманизмом.

Nav komentāru:

Ierakstīt komentāru

Visas vecās dziesmas / Stuff