sestdiena, 2012. gada 21. aprīlis

Цилевич и «табличные» проходимцы. Зачем?

Глупость. "Ул. Вайнедес" - это не название на "русском
языке". Это - латышское название русскими буквами,
как в совдепии. Источник: Liepajniekiem.lv

Таблички с названиями улиц на «русском языке» – типичный пример палестинизации русских в Латвии. Такое могло прийти в голову только политическому провокатору или проходимцу.

У улиц, местностей, городов и прочих географических единиц в Латвии нет русских названий, нет перевода на языки меньшинств. Когда-то были, но очень давно уже нет. Ни одно из ныне живущих поколений не жило на территории современной Латвии, когда Бривибас называлась, скажем, Александровской, а Даугавпилс Двинском. Для ныне живущих, в том числе провокаторов, это лишь черепки ушедших цивилизаций. Да и нюансов слишком много, чтобы на основании исторической традиции узаконить употребление нелатышских названий в Латвии. Например, такой нюанс: абсолютное большинство городов, поселков и улиц в них на момент образования Латвийской Республики в 1918 году в качестве официальных имели немецкие названия. В теперешней Латгале, бывшей части бывшей Витебской губернии, – официальными были, конечно, русские названия. И на некоторые из них – названия некоторых деревень, рек – никто за последние сто лет не покусился.

Никто также, насколько я понимаю, не призывает называть ту же Бривибас в русском переложении улицей Свободы, Смилшу Песчаной, а Пурвциемс Болотным поселком.

Речь идет только и исключительно об использовании русских букв в написании улиц на все том же латышском языке. Кириллический фетиш? Не думаю. Политическая провокация, палестизацтво – пощекотать латышские нервишки, подразнить латышских гусей, показать свою твердую и непреклонную задницу. И больше ровным счетом ничего. Потому что самая твердая и неприклонная из них сможет прочитать написанное латиницей название улицы. 

Ничего, конечно, если не считать очередную подножку консолидации общества, плевок в сторону того самого общественного согласия, именем которого претенциозно называет себя одна партия, которая не просто терпит такие плевки, она ими просто-таки питается.

В Латвии нет проблемы употребления географических названий на языках меньшинств. В этом отношении Латвию нельзя сравнивать ни с Финляндией, где этот вопрос решен узаконенным использованием названий одних и тех же городов или улиц на финском и шведском – и это действительно разные названия: Турку и Обу (город на западе Финляндии), Кулосаари и Брэндё (остров в Хельсинки). Ни с Румынией или Венгрией, с которыми проводит параллели Борис Цилевич в недавнем интервью Радио Б.

Борис, один из немногих, очень немногих, практически двух, интеллектуалов в «Центре Согласия», высказался холодно о провалившемся референдуме. Но по какой-то причине с энтузиазмом стал оправдывать «табличных» проходимцев, находя им оправдания в примерах, где действительно речь идет об использовании разных названий одних и тех же географических понятий на языках бок о бок проживающих этнических групп.

Борис – прагматик, и, как сам говорит, всегда старался заниматься практическими вопросами. Как сейчас принято говорить, Борис – сторонник теории «малых дел». Тем более удивляет эта репутационно рискованная поддержка палестинизаторам. Зачем?

Nav komentāru:

Ierakstīt komentāru

Visas vecās dziesmas / Stuff