otrdiena, 2014. gada 11. februāris

Из открытого письма режиссера Александра Сокурова президенту Владимиру Путину

Охватывает отчаяние, когда приходится видеть политические программы федеральных каналов. Вполне официальные лица призывают жечь людей, дискриминировать, изгонять, убивать. Инакость официально признаётся преступлением.

В словах и глазах наших парламентариев боевое безумие.

Но как же так может быть?

Вокруг — народ.

Разный. И очень склонный к возбудимости, живущий в основном тяжело.

Молодая часть народа родилась и начала формироваться в новое время, без тоталитарного сопровождения. И этот удивительный молодой народ в зыбком состоянии: многие плохо, плохо образованы и не прошли и минимальной школы социализации.

Другая часть, оказавшись без Пастыря, склоняется к нацизму, против которого боролись насмерть их же отцы и деды.

Третья часть — страстные горячие головы — близко к сердцу принимают беды Отечества — как свои беды. И они, не соизмеряя своих возможностей, — включаются в активное противодействие силам власти.

(…)

Лучшие из нас — наши великие гуманисты, сопротивленцы — диссиденты. Они положили начало борьбы с политическим лукавством. Они боролись за права человека, когда миллионы молчали.

И это были молодые граждане. Именно эти люди привели к власти наших современных политиков и наших миллиардеров. Благодаря им получили свободу религиозные культы.

(…)

Вот 10 февраля «сети» отключили телеканал «Дождь» от нас, от потребителей. Какой закон позволяет это сделать?

Им кто-то сказал, что Вы, Владимир Владимирович, дали такое распоряжение. Да не верю я этому. Не верю, что русского Президента испугала сатира, критика.

Выслуживаются ребята.

Каждый день уже несколько десятилетий они усердно транслируют пошлость, выносят на экраны миллионов людей насилие, потраву инакомыслящих.

Они не проявляют инициативу, усмиряя разудалых вещателей в дни скорби, в дни катастроф, природных бед. Циничные, с маленькими глазками и большими ушами.

(…)

А в чём ошибки, в том, что задают вопросы, которые это именно поколение и может задавать? Я только один раз имел счастье говорить с великим русским человеком Астафьевым, и в том разговоре он с горечью, со слезами на глазах говорил: блокада, блокада… сколько людей погубили… был ли выход…

Сколько бы мы ни прятались от исторических вопросов, они отыщут нас и — в самый неподходящий момент.

Полный текст здесь.

Nav komentāru:

Ierakstīt komentāru

Visas vecās dziesmas / Stuff