otrdiena, 2014. gada 30. decembris

"Базовое доверие к миру" как условие признания вины

Из интервью психолога Людмилы Петрановской на Эхе Москвы здесь.

Признать свою вину – значит, быть отмененным. Если ты виноват – все, не существуешь, ты ничтожество, тебя надо уничтожить. Естественно, ты любыми способами будешь упираться и не признавать свою вину.

Чтобы признать свою вину и сказать «простите», ты должен быть внутренне очень защищенным, очень быть уверенным в своем праве жить; в том, что ты не сводишься к этой вине; в том, что ты ценный человек; в том, что ты имеешь право жить на этом свете, ты здесь легитимно существуешь. Для этого должно быть, извините, счастливое детство. Счастливое, в смысле поддержки, в смысле принятия от близких людей. Или, например, вера, глубокая вера…

― А чувство морали, нравственный стержень внутренний?

― Должно быть «базовое доверие к миру», чувство базовой уверенности в своем существовании. Сопротивляться злу на основании одной морали… Это сверхдолжное. Некоторые так могут, но это высокий уровень. Такое требование нельзя предъявлять каждому.

― Нет, это не предъявление требования. Ведь у нас массово и повально стали люди после 88 года православными христианами. Каждая христианская служба начинается с того, что ты говоришь: Моя вина, моя вина, моя великая вина…»

― Люди разнообразны. Но есть общие групповые психические процессы, которые объединяют группы людей. И группа людей тоже может быть травмирована. Это складывается из травм отдельных людей. Но если люди объединены в группу и держатся вместе, они могут оказаться зацеплены друг за друга этой травмой. Между ними возникает некая связь через эту травму. И наоборот, группа может принять решение рвануть к свободе. Это, конечно, решение каждого отдельного человека. Но если они принимают такое решение и держатся вместе, они создают синергию.

Pamaniet svarīgo!



Pamaniet svarīgo! Man ar 29. decembra diskusiju Latvijas Radio Krustpunktā ar Sanitu Jembergu, Vili Daudziņu, Ilmāru Šlapinu un Juri Rozenvaldu bija saistītas tādas kā egoistiskās izjūtas. Yesss, yesss, yesss, - domāju es, - keep talking! Tas bija tik nenoliedzami un acīmredzami tas, par ko es... Nav svarīgi - "par ko es". Nav svarīgi, vairs nav svarīgi, - šī doma vajājusi mani jau labu laiku, kādu gadu pusotru, situsi man deniņos, mocījusi mani, - tās tēmas nevienu vairs neinteresē, tāpēc nelasa, zaudējuši jebkādu interesi, tu esi zaudējis saturisko saikni ar Latvijas realitāti, tas, par ko tu raksti, sen ir izprasts un atzīts par pēdējo muļķību - jo par tevi ir zaudējuši interesi intelektuāļi. Nē, nē! Nav izprasts, nav pasludināts. Ak dieniņ, tiešām nav. Kāds prieks, ka cilvēki, Latvijas intelektuāļi par to vēl runā, raksta, par to domā, ka Latvijas Radio to ir ar mieru laist ēterā kaut reizi gadā. Cik brīnišķīgi! Tas raidījums man personīgi bija kā jauka dāvana. Nav pamanīts? Nu velns ar pamanīšanu, - pamaniet tos, kas ir medijos. Lai ir auditorija tiem, kas runā par svarīgo! Tas pats ar interviju ar archibīskapu Jāni Vanagu Krustpuktā - pamaniet to!

piektdiena, 2014. gada 26. decembris

When the eyelids are sealed and consciousness unplugged

Unfortunately, I failed to identify the author of this awesome drawing. Found it on Facebook.
I could not possibly find any better illustration for the Russian offensive of stupefying lies and lies and lies in 2014, for the entire year so much tinted by the fears and anticipation of what else Russia's oil-dollar-puking regime would undertake to kick the modern civilisation. And I could not find any better image that would fit this text bit.

This is my translation of a fragment of Vladimir Pastukhov's article Syndrome of Unplugged Consciousness published on BBC Russian section here.

Lies become both a prevailing mindset and a social method. It is naïve and romantic to blame state propaganda for stupefying and corrupting the population. We often confuse the cause with the consequence. Today, while an unstoppable demand for lies is emerging on one pole of the Russian public life, the other pole is naturally increasing a mass production of lies.

Unfortunately, any neo-educationalist initiative—aimed at “opening the people’s eyes” to flaw and diseases of Russian life—is doomed in these circumstances. The everyman’s eyelids are sealed. He does not want to look around. The only subject that may a strong enough power to break through the vacuum is anti-corruption propaganda. However, not because the Russian soul would be deeply disgusted with corruption. An anti-corruption message makes him envious. It is not that much corruption that annoys people. It is the result of it that agitates them. Anti-corruption propaganda produces, unfortunately, no moral benefit. Nor does it stimulates personal integrity.

A constant presence of large masses of people with “unplugged” consciousness has been making an impact throughout the Russian history. This presence impedes the emergence of a non-conformist trend, and, therefore, inhibits a smooth evolution. The state of affairs in Russia very often reaches a point, when interference from outside, be it a war, an economic disaster or alike, takes place. This forcefully changes the matrix and causes mass-scale awakening, which, quoting renowned Russian literary scholar Dmitri Likhachev, seems even more disgusting than mass-scale delusion. Russia has apparently again reached the peak of conformism and is beginning a journey toward “mass-scale awakening.

pirmdiena, 2014. gada 22. decembris

Об отличиях между предразвальным СССР и путинской Россией

Если задуматься над отличиями между Советским Союзом, его последними годами, и путинской Россией, ее последними вздохами, начинают шевелиться волосы. Главное и по истине трагическое отличие в разделенности общества. Тогда, в конце 80-х, начале 90-х люди спокойно смотрели друг другу в глаза. Гласность, демократические перемены воспринимали как нечто давно назревшее, с готовностью сбрасывали режимную скорлупу, с легкостью переходили с лицемерного новояза на родной. Общество могло быть разделено - и было разделено - отношением к прошлому, но, пожалуй, всех объединяла надежда на скорое лучшее будущее. Пусть общество было разделено прошлым, оно не было разделено ложью, глубокой гнусной ложью как сейчас. Страшно себе представить, скольким людям будет тяжело поднять глаза, скольких будет испепелять совесть после той гнусной и нелепой лжи, которую они генерировали или ретранслировали, повторяли как попугаи, которой глупо и безмозгло внимали, позволяли относиться к себе как к баранам. Нынешнее общество разделено ложью. Корни этого разделения глубоко безнравственны. С ситуацией, когда людям становится трудно смотреть друг другу в глаза, пожалуй, не сталкивалось ни одно из ныне живущим поколений. В этом колоссальное отличие позднего предразвального Союза с поздним путинским фейком.

svētdiena, 2014. gada 21. decembris

"Последнее слово" Алексея Навального 19 декабря 2014 года

Алексей Навальный. Фото: BBC

Это текст "последнего слова" Алексея Навального, произнесенного 19 декабря 2014 года в зале заседаний Замоскворецкого районного суда Москвы.

«Сколько раз в своей жизни человек, который не занимается чем-то криминальным и противозаконным, может произнести последнее слово? Нисколько, ноль раз. Или, может быть, если ему не повезет, случится один раз. За последние полтора года, два года, с учетом апелляций и так далее – это мое шестое, седьмое, может быть, десятое последнее слово.

Вот эту фразу – «Подсудимый Навальный, вам предоставляется последнее слово» – я уже слышал много раз. Такое впечатление, что у нас последнее слово – ну, для меня, для кого-то, для всех, может быть, наступают последние дни. Постоянно от тебя требуют сказать последнее слово.

Я говорил это, но, в общем-то, вижу, что последние дни не наступают. И самое главное, что меня в этом убеждает – если бы я всех вас здесь сфотографировал, вот так вот, втроем, а лучше всех вместе, с представителями потерпевших так называемых. Это вот те люди, с которыми я общаюсь в последнее время. Люди, глядящие в стол. Понимаете? Вы все постоянно смотрите в стол. Я с вами со всеми разговариваю, а вы смотрите в стол, постоянно, все. Вам нечего сказать. Самая популярная фраза – вы ее точно знаете – которая обращается ко мне, следователи, прокуроры, сотрудники ФСИН, вообще кто угодно, судьи по гражданскому праву, по уголовному, говорят эту фразу чаще всего: «Алексей Анатольевич, ну, вы же все понимаете».

Я все понимаю. Но я не понимаю одного – но вы-то почему без конца смотрите в стол? У меня нет никаких иллюзий. Я понимаю отлично, что никто из вас сейчас не вскочит, не перевернет этот стол, и не скажет: «Да надоело все! Я сейчас ухожу!» И не встанут представители «Ив Роше» и не скажут: «Убедил нас Навальный своими красноречивыми словами».

Человек устроен по-другому. Человеческое сознание компенсирует чувство вины. Иначе бы люди постоянно выбрасывались, как дельфины. Ну, невозможно просто прийти и постоянно думать. Прийти домой и рассказать своим детям, мужу: «Вы знаете, сегодня я участвовал в том, что мы сажали заведомо невиновного. Я теперь страдаю и буду страдать постоянно».

Люди так не делают, они устроены по-другому. Они либо скажут: «Ну, Алексей Анатольевич, вы же все понимаете». Либо они скажут: «Нет дыма без огня». Либо они скажут: «А не надо было на Путина лезть». Как вот процитировали слова представителя Следственного комитета: «Если бы он не привлекал к себе внимание, не размахивал бы руками и не мешал проходу граждан, то, наверное, все бы обошлось».

Но, тем не менее, для меня очень важно обращаться именно в эту часть зала или к тем, кто посмотрит или прочтет мое последнее слово. Достаточно бесполезно, но, тем не менее, люди, смотрящие в стол – это же, по большому счету, такое поле битвы, которая происходит между теми жуликами, которые захватили власть, и нормальными людьми, которые хотят власть изменить.

Мы же бьемся за людей, смотрящих в стол. За тех, которые пожимают плечами, ничего не делают. В условиях, когда можно просто не делать какой-то подлости, они ее делают. Известная цитата (сегодня все любят кого-то цитировать), известная книжка «Убить дракона»: всех учили плохому, но почему же ты, скотина, оказался первым учеником? Это не обращено конкретно к суду.

Количество людей, смотрящих в стол, которые либо просто вынуждены делать подлость, либо – даже чаще всего – когда их никто не заставляет делать эту подлость, они просто смотрят в стол, они отворачиваются и пытаются игнорировать происходящее. И наша битва за людей, смотрящих в стол, чтобы объяснить вам еще раз, чтобы вы не смотрели, а сами себе признались: все, к сожалению, в нашей прекрасной стране, вся власть и все, что происходит, основано на бесконечном вранье.

Я здесь стою и готов постоять сколько угодно раз, для того чтобы вам всем доказать, что я не хочу терпеть это вранье и не буду его терпеть. В буквальном смысле вранье во всем, от первого до последнего слова, понимаете?

Мне говорят, что интересы русских в Туркмении – их не существует, зато за интересы русских на Украине нужно начать войну. Мне говорят, что русских в Чечне никто не обижает. Мне говорят, что не существует ничего такого. Мне говорят, что в «Газпроме» не воруют. Я приношу документ о том, что у этих конкретных чиновников есть незарегистрированное имущество, есть компании. Мне говорят, что ничего такого нет.

Я говорю, что мы должны прийти на выборы и победить вас на выборах. Мы регистрируем партию, мы делаем многие вещи. Мне говорят: это все ерунда. Мы на выборах побеждаем, а вы в них не участвуете, не потому, что мы вас не пускаем, а потому, что вы неправильно оформили документы.

Все построено на вранье. На ежечасном вранье, понимаете? И чем более убедительные доказательства чего-либо приносит любой из нас, с тем большим враньем мы сталкиваемся. И это вранье просто стало механизмом, который использует государство. Оно стало сутью государственной власти, сутью ее.

Мы смотрим выступления первых лиц – там же вранье от первого до последнего слова, в крупных вещах и в мелочах. Вчера выступает Путин: «У нас нет дворцов». Да мы фотографируем эти дворцы в месяц по три штуки, выкладываем, показываем. «Нет у нас дворцов. Нет у нас никаких олигархов, которые кормятся от государства». Да вот же, пожалуйста, документики посмотрите, как руководитель РЖД на кипрские и панамские оффшорные компании половину уже госкорпорации отводит.

Зачем терпеть это вранье? Зачем смотреть в стол? Извините, что я вас в какую-то философию утягиваю, но жизнь слишком коротка, чтобы в стол смотреть. По большому счету, ну а что там, в этой жизни-то? Я не успел оглянуться — мне уже почти сорок. Не успею оглянуться – и какие-то внуки. А потом мы все не успеем оглянуться, и мы уже лежим в постели, и вокруг нас стоят родственники, которые думают: «Скорее бы он отдал концы и освободил жилплощадь». И в какой-то момент мы будем понимать, что не имело смысла вообще ничего из того, что мы делали, для чего мы смотрели в стол и молчали.

Смысл имеют только те моменты в нашей жизни, то время, когда мы делаем что-то правильное, когда нам не нужно смотреть в стол, когда мы можем просто честно посмотреть в глаза друг другу, просто поднять эти глаза. Вот это имеет смысл, а все остальное смысла не имеет.

Именно поэтому, да, для меня, я не скрою, это болезненная ситуация. И хитрый, болезненный формат, который выбрал Кремль для борьбы со мной, когда они не просто меня пытаются посадить, а каких-то притянуть туда еще невиновных человек. Офицеров, там, с пятью детьми. И я должен смотреть в глаза его жене. У нас очень многих людей по Болотному делу посадили ни за что, просто для того, чтобы застращать меня. Сейчас брата моего. Понимаете, вот у него тоже жена, двое детей, и я должен как-то вот сейчас с родителями. Они все понимают, поддерживают, я им очень благодарен, моей семье.

Передайте им там всем: да, они меня этим цепляют. Тем, что они вместе со мной каких-то еще невиновных людей паровозом тащат. Но – может быть, плохую вещь скажу – но даже взятие заложников меня не остановит. Потому что все в жизни не имеет смысла, если терпеть бесконечное вранье, быть согласным со всем. Причем, без причины. Просто быть согласным, потому что, вот, мы согласны.

Я никогда не соглашусь с той системой, которая выстроена сейчас в стране, потому что эта система направлена на то, чтобы грабить всех, кто находится в этом зале. Ведь у нас все выстроено в таком смысле, что существует хунта, прямо в буквальном смысле хунта. Двадцать человек, которые стали миллиардерами, захватив все – от госзакупок до продажи нефти. Еще тысяча человек, которые находятся на крупной кормежке у этой хунты. Не больше тысячи. Депутаты и основные жулики. Есть несколько процентов активного населения, которому это не нравится. И есть миллионы глядящих в стол. Я не остановлю свою борьбу с вот этой хунтой. Я буду продолжать агитировать, баламутить – как угодно – тех самых людей, которые глядят в стол, в том числе вас всех. Я не остановлю это никогда.

Я могу сказать, что я не жалею, что позвал людей на несанкционированную акцию. Вот та акция на Лубянке, из-за которой все началось, она, прямо скажем, не удалась. Я не жалею ни секунды, что я это сделал. Я не жалею ни секунды о своих действиях, которые я направил в сторону борьбы с коррупцией, на расследования и так далее.

Адвокат Кобзев несколько лет назад, когда мы разбирали дело «Газпрома» или «ВТБ», не помню уже, сказал мне вещь, которая запомнилась: «Алексей, а ведь тебя точно посадят, потому что ты к ним лезешь таким образом, что они этого не стерпят. Рано или поздно, тебя посадят».

Опять же, человеческое сознание компенсирует это, невозможно жить постоянно с мыслью «Ой, меня посадят». Она вытесняется из головы, но, тем не менее, я отдаю себе отчет в этом во всем. Я могу сказать, что я не жалею ни об одном из своих действий. Я буду и дальше призывать людей участвовать в коллективных действиях, в том числе реализовывать свое право на свободу собраний. Да, я считаю, что у людей есть законное право на восстание против несправедливой коррумпированной власти, против хунты, которая украла все, которая все захапала, которая триллионы долларов выкачала из нашей страны в виде продажи нефти и газа. И что мы получили-то от этого всего? Ничего.

В этой части я повторяю то, что я сказал в последнем слове по «Кировлесу». Ни у кого ничего не изменилось. Мы позволили им, именно мы, глядя в стол, нас ограбить, мы позволили увезти эти наворованные деньги в Европу, мы позволили им превратить нас в скотов.

Что мы приобрели? Чем они с нами расплатились? Чем они расплатились с вами, глядящими в стол? Да ничем! Здравоохранение у вас хорошее? Нет у вас здравоохранения! Образование у вас есть? Нет у вас образования! Дороги вам дали хорошие? Не дали вам хороших дорог.

Вот такая зарплата у секретаря суда, 8 тысяч или 9 тысяч, со всеми надбавками, может, 15. Давай спросим у судебного пристава: я сильно удивлюсь, если он получает от силы 35-40 тысяч рублей. Вот, понимаете? Парадоксальная ситуация, когда десяток жуликов всех нас – вас – грабят каждый день. А мы все это терпим. Я это терпеть не буду.

Повторю еще раз, сколько нужно будет здесь стоять, в метре от этой клетки, внутри этой клетки, – я постою. Есть вещи более важные. Я хотел бы еще раз, завершая, сказать, что трюк удался, там, с моей семьей, с моими близкими. Но, тем не менее, они меня поддерживают во всем. Но, собственно говоря, никто из них не собирался становиться политическими активистами. Поэтому нет никакой нужды сажать моего брата на 8 лет или вообще сажать. Он не собирался заниматься политической деятельностью.

Уже принесено нашей семье достаточное количество боли и страданий в связи с этим. Нет никакой нужды усугублять это все. Я же сказал, что «взятие заложников» меня не остановит. Но, тем не менее, я не вижу, зачем власти этих заложников нужно убивать сейчас.

Я призываю всех абсолютно – это, знаете, наивно, может быть, звучит, и над этими словами принято смеяться и иронически ухмыляться – жить не по лжи, но ничего другого не остается. В нашей стране вот в этой ситуации никакого другого рецепта не существует.

Я хочу поблагодарить всех за поддержку. Я хочу призвать всех жить не по лжи. Я хочу сказать, что я уверен абсолютно, что изолируют меня, и посадят, и так далее. Но, как говорится, на его место придет другой. Ничего уникального и сложного я никогда не делал. Все, что я делаю, может делать любой человек. Я уверен, что и в Фонде борьбы с коррупцией, и где-то еще найдутся люди, которые будут продолжать делать то же самое, вне зависимости от решения вот этих судов, единственная цель которых – это придание вида законности. Спасибо».

svētdiena, 2014. gada 14. decembris

Финансовые рынки знают, что Гитлер – не жилец

Это перепост записи Славы Рабиновича, известного российско-американского финансового аналитика. Свою запись на Фейсбуке он назвал "Финансовый де-левереджинг в фашистской стране победившего неофеодализма" (здесь целиком). Я сократил и переназвал.

Рубль бьёт все новые анти-рекорды почти что каждый день, а ЦБ, в среднем, продолжает расходовать свои резервы на бессмысленную поддержку рубля, порякда одного миллиарда долларов в день.

Что происходит?

Происходит гигантская финансовая катастрофа для России, которая только что началась. Происходит процесс де-левереджинга страны.

Почему?

Потому что президент Путин, в своём послании Федеральному собранию 4-го декабря, объяснил, что Россия становится (и станет) фашистской страной победившего неофеодализма, несовместимой с капитализмом и капиталистическими финансовыми рынками. И так думают все финансовые инвесторы в мире, как иностранные, так и российские.

Почему они так думают?

Потому что Путин обозначил «ни шагу назад» с занятых рубежей, после аннексии Крыма. Это – примерно 1938 год гитлеровской Германии, после аннексии Судетской области. Инвесторы знают, что будет потом.

Неважно, какую «псевдо-либеральную» экономическую программу он озвучил во второй части своей речи. Она не заработает. Или заработает примерно так же, как в гитлеровской Германии, только примерно на 1% эквивалентной эффективности, потому что (1) Россия образца 2014 года – это не Германия образца 1938 года, и (2) в 2014 году интегрированность России в остальной мир, который глобализован на уровне глобализации 2014 года, представляет из себя феномен, даже не слыханный для самой России образца 1998 года, если говорить о примерах.

Россия импортозависима во всём, практически во всём. Такого уровня глобализации и такого уровня импортозависимости у Германии не было даже близко, в 1938 году. 

А с геополитической точки зрения – это кошмар и ужас, та его речь. «Защитить соотечественников», «на нашей стороне правда и справедливость», «на нашей стороне легитимность», «Крым – это для нас стратегически важная территория», «Крым – это исторически важная для нас территория», и так далее – по образу и подобию Гитлера и его речей, во время аннексии Судетской области в 1938 году, да ещё сдабривается геббельсовской пропагандой во всех СМИ.

Далее из уст Путина уже дуэтом вступают гитлеры и геббельсы наших дней – «Майдан и революция осуждены всем мировым сообществом», «Майдан и революцию в Украине организовали американские покровители и спонсоры», «они, как всегда, действовали из-за бугра», «для России готовился югославский сценарий», и так далее.

Финансовые рынки знают, что Гитлер – не жилец, и гитлеризм не может быть объектом инвестиций в XXI веке.

Финансовые рынки знают, что у Российской Федерации теперь нет международно-признаваемых границ – впервые за много десятилетий с окончания Второй мировой войны. И в скором времени так и не будет.

Финансовые рынки знают, что токсичность России уже здесь и сейчас, и только лишь набирает обороты.

В понедельник, 1-го декабря, рубль потерпел свой рекордный за последние 16 лет крах, продолжая девальвироваться почти что и во все остальные дни; на этой неделе ещё больше. Рынок акций тоже отреагировал точно так же – пошли распродажи. Почти каждый день индекс РТС терял от 1 до 4%.

Российская банковская система, все банки, вся российская пенсионная система, все пенсионных фонды, и т.д. – все, все, все – являются инвесторами в российские долговые обязательства. Когда они переоценят свои портфели долговых обязательств, то они поймут, что у них нет денег ни обязательства по банковским вкладам исполнять, ни по пенсиям. И тогда они все рухнут.

Все эти взаимосвязи, характерные для финансового капитализма, начинают рушиться при фашистском неофеодализме, и этот процесс может быть быстрым, мощным, гигантским и чрезвычайно болезненным для всей экономики страны. Финансовый хаос приведёт к хаосу экономическому.

Средний класс России будет уничтожен. Он станет просто бедным. Бедные станут нищими. Нищие станут хуже, чем нищими, и начнётся русский бунт, грозный и беспощадный.

Среди моих клиентов есть много людей, которые находятся на списке Форбс или рядом. Они не заняты инвестициями в этом году. Они решают только две проблемы: (1) как вывезти из России те активы, которые ещё можно спасти, и (2) как эвакуироваться самим и эвакуировать семьи.

Эмиграция в этом году составила рекордные за всё пост-советское время 200 тысяч человек, а бегство капитала превысит 100 миллиардов долларов за этот год только лишь в официальных цифрах.

Страной управляют политические, экономические, финансовые и юридические дегенераты. Превращая страну в фашистский неофеодализм нищих людей, управляемых супер-богатой кликой узурпаторов-неофеодалов.

Великий де-леверджинг ускорит это превращение.

А возможно, в этом и заключался первоначальный план от 1-го марта сего года.

sestdiena, 2014. gada 13. decembris

What have you done to stop Putin?


Isn't this a legitimate question? Yes, for us too, here in the West.

What have we done?

We have been watching him mocking democratic freedoms and the rule of law in his own country, turning it into an absolutely corrupt monarchy. We have been watching him brainwashing, zombying the Russian society and millions of people outside Russia, propagating chauvinism and hatred.

We have been watching him bullying Russia's neighbours and even occupying parts of their territories, waging wars against them, sending troops and weapons to eastern Ukraine and grossly lying about it.

We saw 295 Malaysia Airlines plane passengers die in the war zone created and nourished by Putin's corrupt regime.

We are watching Putin's jets turning off their transponders and imitating an attack on passenger planes over the Nordic countries, that besides the 200-odd cases this year alone, when Russian military planes were detected in the national airspace of the Nordic and Baltic countries.

Are we watching a new tragedy in the making? Are watching a war Putin is gearing up to against us? Isn't this a legitimate question? What have we done to stop Putin, stop the war?

trešdiena, 2014. gada 3. decembris

Врата ада


Это скриншот с сайта (здесь), где размещена информация о тактике, которую используют диверсанты на востоке Украины – они размещают свои огневые установки в жилых кварталах этого густонаселенного региона. От ответного удара по огневой установке террористов непременно пострадают мирные – к сожалению, массового оболваненные – жители.

Побираться идеями у подонков – у Гитлера с Геббельсом и у Хамаса – много ума не надо.

Меня совершенно ошеломляет то, как у этих людей в голове уживается "град" в жилом квартале и "мы здесь защищаем русских от правого сектора". Как уживается пушка на голове "подшефной" бабульки и "мы самые духовные, а все остальные п*..."?

И прихожу к выводу, что не уживается. Потому что это просто стороны одного и того же, и они вовсе не находятся в конфликте между собой.

"Самодуховно" каким-то странным образом на саму бабульку в общем и не распространяется вовсе. Или распространяется, но как-то очень хитро, заковыристо, особо духовно как-то. Живешь ты тут?! Ну и хрен с тобой. У меня пушка - я сильнее, значит, где я - там и духовно, и ты подохнешь от моей самой духовной духовности, широты моей души и моей любви к родине - а неча в нашу духовность соваться! Не хошь духовности - лучше вообще не рождайся. 

Не знаю, просекаю ли я пресловутую духовность, которая фактически является орудием унижения человеческого достоинства и реального убийства.

Знаю другое. Садизм и глубокое неуважение к достоинству и жизни, конечно, придумал не Путин и не Кремль. Его преступление в том, что он выпустил этого беса, всегда прятавшегося в русской душе, наружу. Его преступление в том, что он сказал - а теперь можно, давай, валяй! Черное - это новое белое! Именно это в конце 30-х разверзло врата ада в Германии. Именно это пожрало десятки миллионов жизней и искалечило целые страны. 

Это недопустимо.

Visas vecās dziesmas / Stuff