piektdiena, 2015. gada 16. janvāris

Агрессивный и безнравственный Запад не завез в Египет воды

И еще одна цитата. Тоже из интервью на Эхе Москвы. Режиссер Андрей Кончаловский (целиком здесь):
Западный мир гораздо более агрессивен, чем ислам. Он просто этого не замечает. Агрессивность западного мира – это попытка навязать всем те ценности, которые Европа считает универсальными – ошибочно. Потому что европейские ценности не универсальны, они локальны. Авангард западного мира – Америка. «Кока-кола», джинсы и короткие юбки и «Макдональдс» - это, грубо говоря, то, что все должны иметь, - ну, это же рынок, и идеология – это рынок. Знаете, около пирамиды Хеопса я не мог купить простой воды, - везде была «Кока-кола», только в одном месте я нашел просто воду. Это серьезно. 

Сравните Кончаловского с пониманием конфликта цивилизаций, которое демонстрирует Константин Ремчуков в предыдущей записи здесь. Земля и небо.

Убивают исламисты, а "гораздо более агрессивен" Западный мир? Железная логика. Это мне напомнило кремлевскую и про-кремлевскую риторику вокруг войны в Украине. Диверсантов засылает Россия, оружие поставляет в "гуманитарных конвоях" Россия, люди сотнями и тысячами гибнут от этого оружия и действий российских диверсантов, лжет об этом обо всем Россия, а виноват Запад... Человеческую жизнь ни во что не ставят исламисты и Кремль, а безнравственен Запад?

Признаюсь, я слушал Кончаловского, открыв рот от изумления. Такой пошлости, такой поверхностности, такой «ватности» я от него просто не ожидал. И это говорит тот, кто написал вот этот текст? Написав такой текст, собрав всего включенные в него факты, осмыслив их, произнеся их, вкусив их, он же не мог не узреть взаимосвязь между несоблюдением, отсутствием закона и воровством, отсутствием закона и так возмутившими его преступлениями против детей, отсутствием закона и подавлением демократических прав и свобод? Не мог же он не проникнуться глубинным смыслом происходящего? А ведь между воровством, детским несчастьем, подавлением прав, украденными выборами и, скажем, обвальным падением рубля, есть прямая связь.

Так же, как и между универсальными ценностями, которые хочет «всем навязать» «агрессивный Западный мир», и тем, что в Европе ищут миллионы людей из традиционалистских обществ третьего мира. Они готовы умереть, погибнуть от голода, холода, утонуть на пути из Ливии на итальянскую Лампедузу, - они готовы рисковать своей единственной жизнью, только чтобы попасть в Европу! Сами, по своей воле, на своей страх и риск – без виз и разрешений и уж тем более без «навязывания» со стороны Европы.

Исламисты же борются вовсе не с кока-колой, джинсами, короткими юбками и Макдональдсом. Этих бирюлек у них в их традиционалистских обществах, в их третьем мире и у самих хватает. Исламисты убивают за свободу выражения, за приверженность ценностям либеральной демократии. Вовсе не за джинсы с кока-колой. Воды-то Кончаловскому не налили в традиционалистском исламистском Египте, в котором взрывают и жгут коптские церкви, а не во Франции, где рисуют друг на друга жуткие карикатуры и считают свои религиозные воззрения своим личным делом. Потому что там, где нет либерализма, очень вероятно, не будет воды, если либерализм ее туда не подвез. Что подвез, то и было – кока-кола.

Собственно в этом-то суть претензий Кончаловского к Западу, в этом Запад и виноват: чем ценности свои локальные навязывать - кока-колу там, карикатуры юбки, демократию, жвачку - лучше б воды завезли, подлецы! И не жалуйтесь теперь, что вас расстреливают в редакциях в центре Парижа!

Как и исламистам, Кончаловскому, оказывается, тоже невдомек, что одевающиеся в джинсы, пьющие кока-колу, пользующиеся благами цивилизации и атакующие либеральные ценности возмущенные традиционалисты рубят сук, на котором они так удобно устроились. Невдомек, что хорошая работа, социальные гарантии, предсказуемость и защищенность, удобства и комфорт Западного мира «растут» из либерализма, его ценностей, из демократии, прав и свобод, в том числе слова и совести, из равенства перед законом, индивидуальной ответственности, свободы вероисповедания и отделенности церкви от государства (везде в Европе фактической, пусть и не везде формальной), которые столь же универсальны, сколь ненавистны с точки зрения исламиста.

Либеральные ценности универсальны и поэтому не нуждаются в «навязывании». Запад победил в холодной войне с анти-либеральным советским тоталитаризмом и побеждает средневековый традиционализм в странах третьего мира не оружием и даже не словом, а уровнем благосостояния. А благосостояние, как я уже написал, «растет» из капитализма, либеральных ценностей, демократии, то есть – либерализма.

2 komentāri:

  1. Меня тоже шокировало в этот раз Андрон. Вроде вменяемый был человек и вдруг такой ватизм.
    Подумала даже, что это заслуга братца. Может встречаться с ним чаще стал. А скорее всего пообщел денег на новый фильм подкинуть при выполнении некоторых условий. Вот Андрон и выполняет.
    Хотя справедливости ради, все его прежнее трезвомыслие сводилось к тому, что многое в России плохо, но по другому в России нельзя. Чего стоит только его отказ везти на европейский фестиваль непрофессионального актёра своего последнего фильма простого россиянина - ведь ему там плохо станет от европейского блеска.

    AtbildētDzēst
    Atbildes
    1. Неудивительно, что в русской среде много мракобесов. Так ведь было всегда. И образование мало кого спасало. Если взглянуть эдак трезво на собственную биографию, образованные люди сплошь да рядом, а в голове все одно мухи, суеверия, курьи ножки к лесу задом. Другое дело, что мы привыкли к тому, что откровенный обскурантизм вобщем совсем не поощрялся. Теперь же полезло из всех щелей. Диву даешься, но задним-то умом понимаешь, помнишь, видишь, где оно все росло и пряталось до поры. Диву даешься еще и потому, что уж мудрецы, такие как тот же Кончаловский, человек уж просто старый, из ума отнюдь не выживший, умный человек, много в жизни, в мире посмотревший и примеривший не себя, то есть не по наслышке..., - что такие люди начинают смаковать обскурантистскую пургу, что и у них она на корочке мозга, первой срывается с языка, когда, кажется, ну, вот, теперь можно, что думаю. Вот где псиной-то несет.

      Dzēst

Visas vecās dziesmas / Stuff