otrdiena, 2017. gada 28. marts

Vai Latvijai kādreiz atnāks savs 8. maijs?

Par 16. martu es parasti neizsakos. Bet atsauksmes uz publikācijām un reportāžām medijos citur pasaulē (un te es nedomāju Krieviju) liek aizdomāties. Nav jau tā, ka citādi par to domāt nav iemesla, bet šī, šķiet, ir tā retā reize, kad pats diskusijas priekšmets neizskatās tik atbaidošs, kā Latvijas debatēs.

Katram Eiropā ir savs veids, kā atzīmēt 2. pasaules kara notikumus un pieminēt savus kritušos. Latvija ne tikai "piedalījās" karā, tā tika izbradāta kā reti kura cita zeme. Un ar visiem saviem upuriem Latvijā tā arī neatnāca savs 8. maijs. Ko lai dara, ja Latvijai, kara zemei, nekad nav bijis savas uzvaras - kopā ar visu pasauli, kopā ar sabiedrotajiem? Jo tai nekad nebija sabiedroto. Bija tika varmākas, tikai postītāji.

Pašam nav skaidrs, kāpēc es tagad to rakstu. Sāku domāt, un tā doma mani noveda līdz šejienei. Varbūt, kādreiz pēc gadu desmitiem arī Latvija varēs pievienoties pārējās Eiropas 8. maija V-dienas svinībām... Varbūt arī ne, jo ne visās valstīs to svin - Somijā tā īpaši neatzīmē, jo arī Somijai nekas nebija beidzies 1945. gada maijā un nekas labs nebija sācies. Mainīsies formāts, 16. marta formāts Latvijā. Tas noteikti mainīsies uz - negribētu lietot emocionāli lādētus vārdus, tāpēc izmantošu angļu vārdu - less vexing, less challenging pusi.

Par šodienas "formātu" droši vien var pateikt, ka tas ir latvisks un visticamāk atbilst laika garam šodienas Latvijā.

piektdiena, 2017. gada 24. marts

О русофобии

На Западе на Россию смотрят как на прокаженную страну со слетевшей крышей, которая не может разобраться со своими уркаганами, укравшими власть, угнавшими целую страну. Смотрят как на страну, охреневшую от вранья и потерявшую минимальное представление о своих настоящих интересах. Как на страну, которая только и то делает, что простреливает себе ноги и руки, шарашит башкой обо все стены и глотает лезвия.

Конечно, страна, русские, общество делает это до доброй воле, его, ее, их никто не заставляет. Дело в том, что она, оно, они об этом только и мечтали до прихода Путина. Эта охренинка в пост-совках была все ельцинские годы. Тогда только по телевизору чаще увещевали, что сырым дерьмом на пустой желудок злоупотреблять все же не стоит.

Пришёл Путин и объявил, что теперь можно скока хошь и жрать дерьма, и быть им, что можно нести пургу и вести себя и в стране, друг с другом, и по телевизору, и в мире как скоты. Можно врать, хамить, гнобить, пытать, засовывать друг другу бутылки в задницу и убивать. И побеждать, побеждать, побеждать – 9-е мая каждый день! Никто такую лапшу по телеку не вешает, никто так хорошо не запихивает бутылки в задницу в отделениях полиции, никто так массово не подвешиваете заключённых за наручники на дыбе, никто так нагло не ворует, никому так ещё так не удавалось просрать страну с невероятными ресурсами и потенциалом лидерства - победители, чемпионы!

Пришел Путин и на четвертом своем сроке сказал, что это и есть русский мир. Не он его породил. Он его только выпустил на волю из самого загаженного угла русской души. Заслуга Путина только в том, что объявил бессрочный Год Киздюка, которым Россия заболела в одно мгновение - так она его ждала. Отторжение Крыма стало, как сейчас уже понятно, лишь кульминацией этого «Года», лишь одним событием из многих, многих ошалеваний, офигеваний, охреневаний. Ну, ещё заслуга Путина в том, что отрицательная селекция стала фактически национальной идеей – в элиту попадает только отборная, самая гнусная сволочь.

Как ни крути, именно Путин и оказывается самым большим русофобом. Он сделал с русскими то, что русские, по его мнению, из себя представляют. Он отрыл шлюзы множества сортиров, и страна с гиканьем превратилась в сгусток хамства.

Visas vecās dziesmas / Stuff